Москва. 29 Ноября 2020 года. Воскресенье
ЦБ РФ   $ 75.8599    € 90.4629
klg

О преимуществах нового финансового инструмента в социальной сфере для государства, бизнеса и некоммерческих организаций корреспонденту АСИ рассказала зампредседателя Внешэкономбанка Светлана Ячевская.

yachevskaya

В сфере социальных услуг появился новый инструмент — SIB (social impact bonds) или «проекты социального воздействия». Технологию, которая предполагает переход от финансирования процесса к финансированию результата социального проекта, в России предложил реализовать Внешэкономбанк. Как SIB изменит работу в социальной сфере и повлияет на некоммерческие организации, рассказала АСИ зампредседателя Внешэкономбанка – член правления Светлана Ячевская.

Чем SIB отличается от других финансовых инструментов?

Последовательностью предоставления бюджетных денег. Все существующие сегодня бюджетные схемы предполагают, что сначала выделяются средства на реализацию поставленных целей, а потом фиксируется результат. Иногда этого результата нет.

Наглядный пример — предоставление субсидий и грантов НКО на реализацию проектов в социальной сфере. Сегодня объемы бюджетных средств, расходуемых на эти цели, исчисляются миллиардами рублей. Однако требуемого результата достигают далеко не все исполнители. Часто эффект ограничивается отчетом о проведенном мероприятии, построенном объекте или закупленном оборудовании в школу или в больницу. И открытым остается вопрос о том, какой эффект оказала смена оборудования на учебный процесс, как новое здание больницы позволило изменить качество оказания медицинской помощи.

                                                   SIB отличается тем, что мы предлагаем инвестору вложить свои средства в проект на начальной стадии. А государство вернет ему эти деньги, только если инвестор достигнет положительного эффекта.

Например, инвестор вкладывает собственные средства в модернизацию образовательного процесса, внедрение новых информационных технологий в процесс обучения, систему переподготовки кадров. Или он внедряет совместно с органами управления образованием организационно-управленческую модель школы, повышая ее эффективность. В итоге результаты ЕГЭ в данном регионе или муниципалитете растут до определенного уровня. Это и будет социальный эффект. И только его государство купит у инвестора.

Какие преимущества дает такой подход?

Мы тратим средства бюджета только на положительный эффект. Государство в условиях ограниченных ресурсов не может увеличить объем средств, выделяемых на социальную сферу, но предполагается, что каждая копейка приведет к результату. Конечно, это абсолютная идиллия. Тем не менее желательно, чтобы большая часть бюджетных средств работала на результат. Кроме того, благодаря SIB на рынке появится много сильных игроков, они принесут новые идеи и технологии.

Потому что SIB усиливает конкуренцию?

Да, и это хорошо ложится в политику Министерства финансов в части социального заказа.

                                                 Идея этого законопроекта в том, что государство должно определить стоимость каждой услуги, которую оно предоставляет, и закрепить эти деньги за гражданином. А гражданин вправе выбрать, где он хочет получить эту услугу. Это ментальная перестройка жизни всего населения. И это очень болезненные процессы.

Какие трудности могут возникнуть при реализации SIB?

Если эта модель себя зарекомендует и будет в целом поддержана и востребована, нам придется преодолеть большое сопротивление многих НКО, которые сегодня уже получают, а зачастую просто «осваивают» субсидии, гранты. У них уже есть зарплаты, налажен процесс, и вдруг им говорят — мы сейчас у вас все заберем и отдадим тем, кто даст результат. Понятно, что будет определенное сопротивление. Вместе с тем мы находим всестороннюю поддержку в среде наших социальных партнеров, фондов и социальных предпринимателей, НКО, которые болеют за дела и готовы вкладывать собственные ресурсы в достижение результата. Поэтому здесь трудности возможны, но преодолимы.

А со стороны государства?

Нужно преодолеть сопротивление бюрократии, поменять нормативно-правовое регулирование. Нужно, чтобы министерства перестроили свой менталитет. Потребуется более кропотливая работа с провайдерами услуг, с теми, кто реализует проекты, более глубокое погружение в процесс. Распределение ресурсов должно уступить место вдумчивой, а иногда и творческой работе, что для чиновника не привычно. Но и здесь мы оптимистичны, есть целая плеяда инициативных чиновников нового типа и на федеральном уровне, и в регионах. Ведь на них ложится ответственность и гарантии перед инвестором. Когда он действительно достигнет поставленного результата, государству нужно соблюдать свои обязательства.

Потому что инвестор не вложит деньги, если не будет в этом уверен.

Да, доверие со стороны инвестора — ключевой элемент SIB. Он вообще не должен сомневаться, что государство не пересмотрит условия, если изменится политическая или экономическая ситуация. Иначе схема разрушается. Это же не благотворительность, а бизнес. Ты не только тратишь свои деньги, но и зарабатываешь.

Только так мы создадим правильную конкуренцию на рынке и высокую мотивацию инвесторов.

                                             В социальную сферу придут именно те инвесторы, которые умеют это делать. А инвесторы, которые не достигнут результата, не придут, потому что это прямой путь к потере собственных средств.

Вы сказали про преимущества SIB для государства и инвесторов. А чем такая модель привлекательна для НКО?

У НКО, которые сегодня получают субсидии и не достигают эффекта, нет никакого стимула для этих изменений. Сейчас они хорошо себя чувствуют, получают деньги, от них почти никто не требует результата.

А для НКО, которые хотят попасть на рынок социальных услуг, показать свои навыки и умения, это прекрасная возможность. Сейчас они не попадают на этот рынок, потому что он, мягко говоря, занят. Теперь появляется пространство для инициативы, новых игроков, новых технологий. Их будет оценивать и оплачивать не государство, а инвесторы, заинтересованные в достижении результата. Выиграют здесь не только сами НКО, но и конечный бенефициар – получатель услуги — мы с вами. НКО получат право посоревноваться за своего клиента.

Нужны ли НКО новые навыки, чтобы работать в таких условиях?

Я считаю, что никакие дополнительные навыки им не нужны. Ведь что представляет собой этот новый финансовый инструмент? Мы просто по-другому смотрим на процедуру расходования бюджетных средств и пытаемся придумать более эффективные формы.

В идеале, при добросовестности всех участников, SIB не нужны, все должно работать и так. И каждый провайдер услуг, получив средства бюджета, должен расходовать их с максимальным эффектом для населения. Да и государство так должно действовать. Но этого не происходит нигде в мире. К сожалению, это норма. Где-то не доработали, где-то не преодолели бюрократию. Именно поэтому мы предлагаем новые инструменты, которые создают условия, чтобы эти эффекты произошли.

Многое здесь зависит от результата, эффекта. А как их оценить?

Это непросто. Нельзя точно сказать, что считать эффективным расходованием бюджетных средств. Наименьшие затраты? Конечно, нет. Можно потратить много и достичь результата — это будет оправданно. Где-то, наоборот, имеет смысл сэкономить. А где-то вообще неважно, сколько вы потратили. Это очень субъективно. Например, как посчитать удовлетворенность жизнью? У каждого она своя.

Но нам не уйти от необходимости расчета этого эффекта. На начальном этапе мы будем брать существующие показатели статистики или другие общепринятые измерители. Например, удовлетворение уровнем образования — субъективный показатель, давайте считать баллы ЕГЭ. В медицине можно считать долю пациентов, восстановивших трудоспособность в результате оказания высокотехнологичной помощи, — такой показатель работает в мировой практике для больных онкологическими заболеваниями. То есть происходит смена парадигмы — мы считаем не смертность от онкологии, а стремимся повысить долю полностью излечившихся, а такая статистика есть.

Внешэкономбанк создаст платформу для реализации такой технологии. Как это будет выглядеть на практике?

Да, в настоящий момент мы работаем над такой платформой или порталом. Здесь можно будет получить всю информацию о том, что такое SIB, как он работает, какие цели перед собой ставит государство, запуская новый финансовый инструмент. Через этот сайт НКО смогут подать свои предложения в высокой степени проработки и получить обратную связь. Мы предоставим форму заявки, наши требования к проекту, требования к НКО — по опыту, уровню квалифицированных, профессиональных кадров. К концу ноября запустим первую форму этой платформы.

Есть ли уже проекты, которые используют SIB?

Сейчас мы запускаем два проекта. С Правительством Якутии мы заключили соглашение на Восточном экономическом форуме. Это будет проект, направленный на модернизацию образовательного процесса и системы управления в малокомплектных сельских школах Якутии.

И второй SIB, который сейчас находится в стадии проработки, — геронтологические центры. Хотим делать этот проект с Правительством Москвы.

Внутри Внешэкономбанка пытаемся нащупать и другие направления для SIB. Нам интересны детский оздоровительный отдых, образовательный кредит, кампусы для системы высшего образования, речь идет о студенческих городках, построенных и управляемых на деньги частных инвесторов, которые будут обеспечивать совершенно новое качество образовательного пространства и пространства для жизни студентов и преподавателей.

SIB пришел из-за рубежа. Уверены ли вы, что это сработает в России?

Мы увидели SIB в практике Мирового банка. Потом изучили его на примере разных стран. Многие идеи нам нравятся, но мы понимаем, что не везде SIB сработали. И это нормально. Если 100 запущенных SIB дают 100-процентный эффект, значит не все в порядке. Так быть не должно.

В каких-то сферах SIB покажет себя не столь эффективным, в каких-то наоборот. Есть просто неудачный подход к реализации отдельных проектов. В одном регионе Англии SIB по юстиции сработал, а в другом нет. То, что мы сделаем в Якутии, возможно, никогда не будет реализовано в Ленобласти. Важно, что в случае неудачной реализации, риски государства и бюджета нулевые.

Этому инструменту всего 10 лет. Сегодня он пилотируется и требует проверки. Поэтому на первом этапе не нужно брать крупные проекты. На небольших цифрах легче увидеть, что именно привело к результату, он же может проявиться в совокупности мер. В образовании, например, наряду с SIB внедряются новые методологии, информационные технологии.

И если SIB стал элементом, который помог достичь результата, это уже будет хорошо.

Источник: АСИ 

 

 


Опубликовано: Суббота. 20 Октября 2018 года
СМОТРИТЕ ТАКЖЕ ...

Пятница. 22 Декабря 2017 года
Четверг. 05 Марта 2020 года
Пятница. 17 Апреля 2020 года
Воскресенье. 12 Апреля 2020 года
Среда. 08 Апреля 2020 года
Суббота. 18 Апреля 2020 года
Четверг. 21 Мая 2020 года
Пятница. 17 Апреля 2020 года
Воскресенье. 26 Апреля 2020 года
Среда. 29 Апреля 2020 года
zaytsev f
balpm
banner270px